увидишь…не везде услышишь…

Всех людей я делю на две категории: те, у кого есть дети и те, у кого их нет. Первые никогда не поймут вторых и наоборот.

В этой связи мне все чаще начинает казаться, что наши депутаты либо бездетны, либо уж очень детей не любят. Вобщем, взялись наши законотворцы за детишек. Только приняли антипедофильский закон, как последовали еще несколько законопроектов. Когда их принимали, мнения родителей никто не спросил. Однако, это не значит, что альтернативных точек зрения нет. Для начала я выскажу свою.

Простор для действий врачей в детских больницах теперь будет практически беспредельный: новый законопроект « Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» , точнее его Статья 47.4 , предоставляет право пребывания в медицинском стационаре одному из родителей только с ребенком, не достигшим трех лет. В отношении других детей действует формулировка «при наличии медицинских показаний». Эта мера будет распространяться на все без исключения детские стационары — и бюджетные, и частные.

Любой, у кого есть дети, знает: трехлетний малыш не в состоянии самостоятельно себя обслужить, особенно во время болезни, не может осуществить гигиенические процедуры, принимать пищу, соблюдать предписания врача. Кроме того, ребенок, попавший в медицинское учреждение, находится в состоянии стресса, который многократно усиливается в отрыве от матери. Состояние глубокой душевной травмы остается у ребенка еще долгое время после выписки из больницы.

Я примерно понимаю, чем вызвана эта драконовская мера, инициированная министром здравоохранения Вероникой Скворцовой. Бюджетное финансирование детских медицинских учреждений непрестанно сокращается, мест в больницах катастрофически не хватает. Не так давно Госдумой был принят закон о переходе школ, детских садов, больниц и других социальных учреждений с бюджетного финансирования на самоокупаемость. Первыми жертвами недофинансирования сделали детей… Есть и еще один момент. Родители, находящиеся в больнице, наблюдают за действиями или бездействиями врачей. Они могут пресечь грубость, указать на халатность или бездушие. Естественно, чтобы этого избежать, врачам проще иметь дело с ребенком, который и возразить-то не сможет, не то что пожаловаться.

Я знаю обо всем этом не понаслышке, потому что несколько раз лежала с дочкой в бюджетных горбольницах. Первый раз мы попали в Морозовскую детскую больницу, когда нам было три недели от роду. Она оставила неизгладимое впечатление. Бокс представлял собой примерно десятиметровую комнату. В ней размещались четыре человека: две мамы с двумя детьми. Этот бокс был конечно же рассчитан на двоих, то есть на одного ребенка с его мамой. Потому что вместо кровати для второй мамы стоял узкий деревянный топчан, какие обычно бывают во врачебных кабинетах. Матрас заменяло тонкое одеяло. Но самым страшным было то, что в маленьком душном помещении, рассчитанном на двоих, задыхались четверо. Двое из них были дети, которые от духоты краснели, потели и покрывались сыпью и пятнами. Вообще, идея поместить двух детей с разными инфекциями в одном боксе не могла придти в голову здравому человеку. Для этого надо уж очень не любить детей или просто быть полным циником от медицины.

Конечно, не все детские больницы слявятся бездушием врачей. Например, в прошлом году мы попали в Тушинскую горбольницу, где были внимательные и участливые врачи. Но я не представляю состояние своего ребенка, если он окажется один-на -один с врачами, в новой, чужой ему обстановке. А тут еще уколы болючие…

Совсем не трудно предугадать исход переговоров родителей с медперсоналом при поступлении ребенка старше трех лет в больницу. Разумеется, все будет заканчиваться предложением некой суммы денег. В условиях, когда бюджетное финансирование детских больниц не сулит ничего хорошего, это врачам совсем не помешает. Более того, подозреваю, что именно это может стать негласной статьей доходов сотрудников детских стационаров в условиях кризиса и недофинансирования.

…Кстати, забыла вас рассмешить. Положение о том, что дети после трех лет должны находиться в стационаре без родителей выглядит насмешкой в сравнении с другим пунктом того же законопроекта. Статья 47.3 предоставляет право отцу ребенка бесплатно присутствовать при родах. Ответьте мне в этой связи на вопрос: кому в большей степени нужна моральная, психологическая и физическая поддержка в стационаре — взрослой женщине или беззащитному малышу?

И в довершении всего наши депутаты решили узаконить детскую проституцию. Авторами законопроекта, который предлагает освободить от штрафов за занятия проституцией несовершеннолетных, стали представители всех четырех думских фракций. По логике парламентариев, занятие ребенком проституцией является «сексуальной эксплуатацией» и поэтому они предложили привлекать к ответственности лиц, «способствующих вовлечению и сексуальной эксплуатации детей».

Сегодня в России каждая четвертая жертва изнасилования является несовершеннолетней.Теперь головной боли с этими трудно поддающимися расследованию уголовными делами будет явно меньше. Потому что крайними и виноватыми сделают скорее всего родителей. Или найдут кого-нибудь, кто «принуждал»…

Конечно, дети, они на выборах не голосуют, что с них возьмешь? Они и на митинг не пойдут.
Правда, когда вырастут, могут задаться вопросом: «А зачем мне такое государство, которое детство испортило?».

Источник

Комментариев: 2
Юрий
4.11.2012 в 18:27
ad

Как только скинут Путина-которые приняли закон против материнсва и детства,расскулачить и казнить

Юрий
4.11.2012 в 18:30
ad

Смерьть депутатам принявшие такой закон

Вы должны войти на сайт для добавления комментариев.