увидишь…не везде услышишь…

Зверская, фашистская расправа над Лидером ливийской Джамахирии полковником Муаммаром Каддафи, совершенная главам западного блока в ходе варварского военного вторжения на территорию суверенной Ливии, не поставили точку в деле Сопротивления агрессору. Как передает российское издание «Аргументы Недели» за 16 ноября 2011 г., мятежники приступили к взаимной грызне. Самозваный, сшитый на скорую руку где-то между Пентагоном и Госдепом США «переходный национальный совет Ливии», не запомнившийся пока ничем, кроме массового геноцида мирных граждан, раскололся. Силы, верные зверски убитому лидеру Джамахирии, перешли в решительное наступление.

Ливия: сопротивление продолжается

«После появления первой информации о продолжении боев, – передают «АН», – многие просто в это не поверили. Но долго молчавшие западные СМИ всё-таки были вынуждены подтвердить – в Ливии начались вооружённые столкновения между сторонниками Каддафи и новой властью страны. Сами же каддафисты называют всё происходящее революцией. Так или иначе, Переходный национальный совет (ПНС) Ливии, опасаясь паники, был вынужден даже отключить на время в Триполи Интернет.

Однако остановить панические настроения не удалось. Полевые командиры нового правительства утверждают, что их бойцы видели хорошо организованные части, верные убитому полковнику. Якобы на их джипах красовались надписи «Бригада мученика Муаммара Каддафи». Более того – эти подразделения вооружены даже танками с закреплёнными на них зелёными флагами. Всё это выглядело, как настоящая армия…

Пытаясь подавить сопротивление, новые власти идут на жуткие преступления. Из Сирта поступают свидетельства о зверском убийстве множества молодых мужчин и женщин. Скорее всего, несчастных просто поймали на улице, связали им руки, а затем отрезали головы».

Зверства новоявленной «революционной власти» вполне объяснимы. Жившие порядка сорока лет при Джамахирийском режиме ливийцы сполна вкусили все его блага и достижения – и это без всякой иронии и без всяких кавычек.

Сегодня не многие западные корреспонденты решаются разместить в своих аккаунтах в социальных сетях информацию о ливийском пепелище. Но те немногие, кто все-таки не пошел против истины, во весь голос опровергают вымыслы о «всеобщем ликовании на улицах ливийских городов по случаю свержения ненавистного режима», о чем упорно сообщают нам несвободные СМИ. Не сообщают они и о характерных граффити, которые все чаще появляются на остовах полуразрушенных зданий, которые еще вчера были вполне комфортными домами ливийцев. Эти надписи гласят: «Только Каддафи. Только Ливия». В этих надписях – залог будущей нестабильности и, вполне возможно, грядущего социального взрыва. Простые ливийцы прекрасно знают, что они потеряли и от чего их вынудили отказаться в ходе наземной «миротворческой» операции и навязанной извне контрреволюции.

Что приобрели простые ливийцы?

Уже сейчас очевидно, что насильственная ликвидация Ливийской Народной Арабской Социалистической Джамахирии обрекла некогда процветающее и одно из самых благополучных (если не единственное!) государств на африканским континенте к сползанию в средневековье, тотальной исламизации и демонтажу всех культурных завоеваний Ливийской революции, последовательно осуществлявшихся начиная с 1969 г.

Не успела остыть кровь героических Мучеников Джамахирии – несдавшегося мировым палачам революционного полковника, его сыновей и участников обороны Сирта, ставшего последним крупным оплотом каддафистов, замученных насмерть мятежниками из «ПНС» – а «новые власти» повергли в шок даже своих западных патронов.

Первое же заявление «главы» «переходного национального совета» обозначило трагический водораздел в новейшей истории ливийского народа на «до» и «после». Согласно задумкам мятежников, в Ливии будут проведены крупнейшие реформы, направленные на демонтаж светского государства времен Каддафи и превращение Ливии в государство «демократического шириата» (?!). Уже сейчас известно, что все законодательство отныне будет переведено в строгое соответствие с нормами шариата. И первой ласточкой регрессивных «реформ» стало введение многоженства.

Уничтожена богатейшая инфраструктура ливийского государства, последовательно создававшаяся десятилетиями Ливийской революции. Об экономической независимости Ливии говорить, скорее всего, уже не придется. Богатейшие месторождения главного богатства ливийской пустыни – чистейшей нефти, давно уже поделены между государствами-агрессорами. Доходы от ее продаж никогда более не пойдут на счета рядовых ливийцев, как это было во времена Народной Джамахирии Муаммара Каддафи.

Похоже, страшной реальностью может стать грозное предупреждение революционного полковника, сказанное некогда в интервью программе российского телевидения. Отвечая на вопрос российского корреспондента о сути Джамахирийского режима правления, полковник дал чеканную формулировку самой сути системы, теоретически разработанной и успешно реализованной им на земле Ливии. «До тех пор, – говорит Каддафи, – пока существует народ, и постольку поскольку существует народ, – до тех пор и будет существовать этот способ правления и эта власть всего народа… Так как у нас правление всего народа, то оно будет продолжаться столько, сколько существует этот народ».

Ливийский народ, собранный Каддафи воедино под сводом социалистической народной Джамахирии словно пестрое многоплеменное лоскутное одеяло, потеряв идеологические, духовные и национальные ориентиры единства, обречен ныне на междоусобицы и, как следствие, на распад. В этом случае, от распада не застрахована и сама Ливия, потерявшая вместе с завоеваниями своей революции собственную национальную идентичность и независимость.

На фоне этой ливийской драмы невольно вспоминается трагедия нашего собственного народа, ровно двадцать лет назад запутавшегося в потемках капиталистического эксперимента, сулившего гласность, свободный рынок и демократию. Не отстояв завоевания социалистической революции 1917 г., народы бывшего Советского Союза были обречены на национальную обособленность, эгоизм и вражду, потерю ориентиров развития, а как следствие – поставлены на грань исчезновения. Ныне это мучительный путь полураспада продолжает проходить Россия.

Смерть и бессмертие

Мученическая смерть лидера Джамахирии потрясла. И не могла не потрясти. Вопреки посулам многочисленных «специалистов» и «экспертов» – западных и доморощенных – революционный полковник не уподобился главам «банановых» (пусть даже и с обилием нефтеносных запасов) государств, и не бежал с оккупированной территории своей Родины.

На многочисленных митингах солидарности с народом Ливии в Москве мы все искренне желали ее лидеру сдержать свое обещание, данное им еще в самом начале интервенции западного империализма на территорию Джамахирии.

«Я никогда не оставлю землю ливийскую, буду биться до последней капли крови и умру здесь со своими праотцами как мученик. Каддафи не простой президент, чтобы уходить, он — вождь революции и воин-бедуин, принёсший славу ливийцам. Мы, ливийцы, вели сопротивление против США и Великобритании в прошлом и не сдадимся сейчас!» — бросил тогда в лицо душителям социалистической Ливии полковник.

Но никто из нас даже не мог предположить, насколько слова Каддафи окажутся пророческими, и что растиражированную на десятки мобильных телефонов врага мы все увидим его мученическую смерть на Голгофе растерзанной Ливии.

Да, Каддафи знал, что ждать пощады от империалистических хищников ему не придется. Еще в 1986 г. под ковровыми НАТОвским бомбардировками Ливии погибла маленькая приемная дочь полковника. Тогда Каддафи обвиняли в «революционном терроризме». Ныне, как бы подтверждая это давнее обанкротившееся обвинение, российские СМИ «сенсационно» обнародуют все новые и новые, якобы, «рассекреченные» данные о том, что «режим ливийского лидера» тайно «спонсировал колумбийских революционеров». При этом нередко слово «колумбийских» успешно видоизменялось на «кубинских» (!). Оно не мудрено. Инициаторы крестового похода против Джамахирии ждут – не дождутся, чтобы вслед за Каддафи аналогичной, а может еще и более жуткой экзекуции перед объективами миллионов камер и мобильных телефонов подвергся бы и лидер революции кубинской – Фидель Кастро. Как и в случае с Каддафи, империи США важна дегероизация Кастро в глазах мирового сообщества: в крови, растерзанный и избитый – вот чего ждут пропагандисты «свободного мира». Однако в случае с Каддафи дегероизации образа непреклонного полковника не получилось.

Под пытками, продолжавшимися на протяжении практически трех часов подряд, окровавленный лидер революции ни разу не попросил о пощаде. В один из моментов, запечатленных на видео, окровавленный полковник попытался даже выхватить пистолет из рук избивавших его наемников. «Позор вам! Позор!» – единственное, чем наградил раненый лидер Джамахирии своих палачей.

Не достигла нужного эффекта и варварская, противоречащая всем нормам ислама, демонстрация изуродованного трупа Каддафи журналистам и озверевшим жителям города Мисурата. По законам ислама умершего, особенно если он погиб в бою (что является почетным), следует похоронить до заката солнца. Только на исходе недели новые «власти» все-таки приняли решение захоронить тела убитых: лидера Ливии, его сына Мутаззима, взятого в плен в бою, и генерала Юниса Джабера – министра обороны Ливии, многолетнего соратника Каддафи, участника революции 1969 г. Тела убитых были преданы земле тайно, в ливийской пустыни. У тех немногих, кого допустили к тайной церемонии, была взята клятва на Коране, что место погребения разглашено не будет.

Зачем такая таинственность? На это вопрос ответил сам глава «переходного национального совета»: новые «власти» опасаются массового паломничества к могиле лидера ливийской Джамахирии. С сообщениями о «всеобщем ликовании» по случаю «свержения тирана» данное заявление явно не сходится…

Немистические совпадения

 

Многочисленные снимки обнаженного до пояса трупа Каддафи, выставленного на всеобщее обозрение, вызывали в памяти на удивление похожие фотографии, появившиеся в западной прессе ровно 44 года назад. Тогда, в октябре 1967 г., стало известно, что в боливийском ущелье Куэбрада-дель-Юро был взят в плен знаменитый революционер Эрнесто Че Гевара. Оставив все государственные посты на Кубе, Че, завещавший не ждать, пока вызреют все объективные и субъективные предпосылки для революции, отправился в Боливию готовить новую революционную волну в странах третьего мира.

Однако операция в Боливии завершилась неудачей. Партизанский отряд Гевары был отслежен американскими «коммандос», которые очень скоро настигли группу революционера. Че был взят в плен, а на утро расстрелян. Палач, стрелявший в Че, длительное время после убийства хвастался снятыми с руки революционера часами. Вскоре, правда, сошел с ума… Обнаженный до пояса труп революционера выставили в здании местной школы, где и устроили пресс-конференцию. Военные «специалисты», прибывшие специально из США, позировали прямо рядом с убитым Геварой. Вскоре кадры мертвого Че Гевары с открытыми глазами, которые никто не удосужился прикрыть веками, облетели весь мир. Следом, хирург отрезал кисти рук Че для последующей идентификации. Тело Гевары привязали к полозьям самолета и транспортировали в тщательно скрывавшееся место, где останки революционера захоронили без всякой огласки, дабы избежать возможного паломничества (местные жители стали почитать Че не иначе как «Латиноамериканского Христа»). А вскоре над местом погребения проложили трассу аэродрома. И лишь в 1997 г. была произведена эксгумация, и прах революционера занял почетное место в специально возведенном мавзолее на Кубе. С тех пор, образ Че стал символом непрерывной, перманентной революции в мире, и не помешали этому не попытки «огламурить» образ великого революционера, ни даже отсутствие (или наличие как теперь) места погребения.

…20 октября 2011 г., рано утром, картеж из нескольких машин, в одной из которых находился лидер Джамахирии полковник Каддафи, попытался вырваться из окруженного наемниками НАТО родного города Каддафи – Сирта. Однако натовской авиации удалось выследить маршрут движения ливийского лидера и его сопровождения. Был открыт огонь. Практически весь отряд, сопровождавший Каддафи, погиб. Самому Кадафи, получившему тяжелые ранения в обе ноги, удалось выбраться из перевернутых джипов. Свидетельствует бывший начальник службы внутренней безопасности генерал Мансур Дао, схваченный наемниками в ходе взятия Сирта: «Мы решили выбраться, после того как были окружены и место перестало быть безопасным. Мы хотели прорваться в соседний район Джариф. Однако при выезде из города мы подверглись мощному обстрелу и были снова окружены. Все наши машины были уничтожены. Нам пришлось разделиться на группы. Мы пешком направились в сторону Джарифа. Я был с Каддафи и министром обороны. С нами была небольшая группа охраны. Потом меня ранило, и я потерял сознание. Что было дальше, я не знаю».

Небольшая группа, охранявшая лидера революции, была обстреляна мятежниками. Охрана Каддафи попыталась укрыть своего вождя в широкой дренажной трубе. Однако очень скоро их настигли. Все сопровождавшие Каддафи были расстреляны. Сам полковник, к тому времени тяжело раненный, схвачен и принял мученическую смерть. Город Сирт был взят, а местные жители подвергнуты массовому террору и насилию.

Как и в случае с Че, кадры трупа Каддафи, выставленного на обозрение, облетели весь мир и ассоциации напрашивались сами собой. Ректор Российского государственного торгово-экономического университета и бывший депутат Государственной думы России Сергей Бабурин, некогда вручавший Каддафи в Триполи звание почетного доктора университета, не скрывал эмоций и шока от случившегося.

Возложив цветы к траурному портрету ливийского лидера, установленному в стенах возглавляемого им университета в Москве, Бабурин заявил: «Запад получит теперь головную боль надолго, такого им не простят. Каддафи – это Че Гевара арабского мира».

Смущает только одно. Почему была необходима именно такая, не имевшая аналогов по жестокости, расправа над Муаммаром Каддафи?

Нисколько не умаляя заслуг Эрнесто Че Гевары в деле всемирного революционного процесса, объясним это отнюдь не только современным развитием телевизионных технологий в деле пропаганды. Есть здесь другое, очень важное и, возможно, еще трудно оценимое с позиций сегодняшнего дня обстоятельство.

Героический революционный порыв Эрнесто Че Гевары, бросившегося «штурмовать небо» на неподготовленной почве Боливии, не дожидаясь пока созреют субъективные и объективные предпосылки для революции, был обречен. Но Че вопреки всему пошел пробуждать третий мир, особенно в условиях, когда самое крупное социалистическое государство на Земле – Советский Союз, по признанию самого Че, стало приобретать явные черты империалистической «супердержавы», все более обеспокоенной собственным «геополитическими выгодами», нежели братской революционной помощью пробуждающимся под гнетом мирового империализма народам.

В отличие от Че, лидер ливийской Революции Каддафи с оружием в руках защищал завоевания уже свершившейся революции, позволившей стране безграмотных бедуинов превратиться в богатейшее и культурнейшее государство. И что особенно важно, фигура Муаммара Каддафи потому и раздражала идеологов «однополярного мира», что на земле Ливии была успешно реализована зримая, эффективная альтернатива погрязшей в экономическом, духовном и политическом кризисе капиталистической системе. И ни от кого Каддафи не скрывал, что альтернатива эта социалистическая, не рыночная. На фоне разрушения СССР и восточноевропейской социалистической системы, а также мучительного кризиса всемирного коммунистического движения это обстоятельство имело решающее значение.

Именно Каддафи на мировой арене выступил последовательным критиком не только экономическим основ Запада, но и его политических парламентарных институтов, навязываемых империей народам Земли на безальтернативной основе. Социалистическая Народная Арабская Ливийская Джамахирия и ее лидер были костью в горле мировой глобализации под флагом мирового правительства во главе с США. Вот почему своей легендарной «Зеленой книге», ставшей манифестом Каддафи мировому сообществу, он имел все основания написать:

«Я, простой бедуин, который ездил на осле и босым пас коз, проживший жизнь среди таких же простых людей, вручаю вам свою маленькую, состоящую из трех частей «Зеленую книгу», схожую со знаменем Иисуса, скрижалями Моисея, и краткой проповедью того, кто ехал на верблюде. Ту, которую я написал, сидя в палатке, ставшей известной миру после того, как ее атаковало 170 самолетов, подвергнувших ее бомбардировке с целью сжечь рукописный черновик моей «Зеленой книги».

Кто мог подумать, что в далеком 1994 г., эти строки по совету своего товарища по оружию, рекомендовавшего обратить «пристальное внимание на идеи Каддафи», прочтет тогда мало кому известный Уго Чавес. Именно Чавес, став президентом Боливарианской Венесуэлы, одновременно с кампанией по национализации природных ресурсов инициирует проведение широкой конституционной реформы в стране по превращению ее в Социалистическую. В ноябре 2004 г. в Триполи он получит премию имени Муаммара Каддафи, а в сентябре 2006 г., выступая с трибуны ООН, заявит о начале грандиозной социальной революции на латиноамериканском континенте, а также во всеуслышание произнесет исторические слова: «Я знаю, что вчера в этом зале был Буш младший. С этой трибуны выступал Дьявол, и здесь до сих пор пахнет серой».

Построенный в боях социализм

«Празднуя сорокалетнюю годовщину революции, мы полны гордости. Уже прошло сорок лет с момента свершения революции, и любая попытка свергнуть ее достижения заканчивалась крахом. За это время не раз происходили попытки разрушить достижения революции, попытки стран-колонизаторов вновь обрести свое влияние в нашей стране, но все эти попытки оказывались тщетными», – скажет полковник Каддафи в интервью российскому телевидению в сентябре 2009, еще не предполагая какие испытания выпадут на долю его страны менее чем через два года.

Однако в словах Каддафи трудно найти даже намек на показное бахвальство или самодовольство. Сорок лет осуществления Ливийской революции с момента свержения колониальной монархии, стали чередой небывалых достижений ливийского народа. Первой ласточкой этих грандиозных изменений стало изгнание оккупационных иностранных военных баз с территории страны и последовательная национализация всей иностранной собственности на территории Ливии, включая банки и богатейшие нефтяные запасы. Последовательные социалистические преобразования, осуществленные в последующие годы временным Советом Революционного командования во главе с Муаммаром Каддафи, сформировали в стране уникальную систему власти – Джамахирию («Государство Масс»).

С введением джамахирийского режима правления, Совет революционного командования во главе с полковником Каддафи сложил с себя все государственные полномочия, передав всю полноту реальной экономической и политической власти в богатейшей нефтеносной республике народным массам, объединенным в «низовые» Народные Комитеты. На их основе формируется высший орган власти – Всеобщий народный Конгресс. За самим Каддафи сохранился лишь один официальный титул, который он с честью сохранял за собой до момента гибели – Лидер Ливийской революции.

Разумная общественная система ливийской Джамахирии, гармонично сочетавшая в себе всестороннее развитие социалистических принципов в политике и экономике, стала залогом подлинного ливийского чуда. Зримым достижением реального ливийского социализма стало в высшей степени справедливое распределение доходов от эксплуатации природными ресурсами (средства от продажи нефти шли на счет каждого, в том числе не родившегося, гражданина). Грандиозная рукотворная река, бьющая из самого сердца ливийской пустыни, впервые в истории этой страны решившая мучительную проблему питьевой воды. Культурная революция, превратившая бывшую нищую колонию в страну грамотных, образованных людей…

Но не будем вдаваться в длительные перечисления достижений ливийского социализма. Приведем лишь некоторые красноречивые данные, лучше всего доказывающие в первую очередь нам, русским, каким может (и должен!) быть уровень жизни народа в стране с богатейшими природными ресурсами, при условии разумной экономики, находящейся под непосредственным контролем «снизу». Сегодня эти уникальные данные общеизвестны и популярны в интернете:

ВВП на душу населения — 14 192 $.

На каждого члена семьи государство выплачивает в год 1 000 $ дотаций.

Пособие по безработице — 730 $.

Зарплата медсестры — 1 000 $.

За каждого новорожденного выплачивается 7 000 $.

Новобрачным дарится 64 000 $ на покупку квартиры.

На открытие личного бизнеса единовременная материальная помощь — 20 000 $.

Крупные налоги запрещены.

Образование и медицина бесплатные.

Образование и стажировка за рубежом — за счёт государства.

Сеть магазинов для многодетных семей с символическими ценами на основные продукты питания.

За продажу продуктов с просроченным сроком годности — большие штрафы и задержание подразделениями спецполиции.

Часть аптек — с бесплатным отпуском лекарств.

За подделку лекарств — смертная казнь.

Квартирная плата — отсутствует.

Плата за электроэнергию для населения отсутствует.

Кредиты на покупку автомобиля и квартиры — беспроцентные.

Риэлторские услуги запрещены.

Покупку автомобиля до 50% оплачивает государство, бойцам народного ополчения — 65%.

Бензин стоит дешевле воды. 1 литр бензина — 0,14 $

К упомянутым выше общеизвестным фактам, давно разобранным многочисленными пользователи сети Интернет на цитаты и «демотиваторы», добавим также, что по данным «Книги рекордов Гиннеса», Ливийская Джамахирия времен полковника Муаммара Каддафи оказалась единственной страной мира с самой низкой инфляцией.

Проблемы? Конечно, они были. Их не могло не быть. Особенно, если учесть длительную блокаду Ливии, обвиненную в поддержке «международного революционного терроризма». Однако и в самое неблагоприятное для Джамахирии время, упомянутые выше показатели более чем уверенной стабильности существенно не снижались.

Конечно, нельзя не допустить, что на определенном этапе атмосфера всеобщей стабильности и благоденствия не могла не отразиться на системе джамахирийской «прямой демократии». Что реальные успехи и достижения жизни рядовых ливийцев не на словах, а на деле, способствовали небывалому возвышению роли Лидера революции Каддафи в политической и экономической жизни. Но что поделать! «Каддафи – символ нашего государства!» – емко и содержательно, практически под бомбами натовских истребителей, прокричит в сердцах молодой ливийский доброволец во время массового митинга сторонников Джамахирии на Зеленой площади Триполи в феврале 2011 года.

На этом же митинге в своем пламенном, надрывном выступлении, преисполненном ненавистью к оккупантам, сам Каддафи косвенно признал о наличии определенных проблем в системе. Если верить данным СМИ, выступая с балкона своей разбомбленной еще в 1986 г. резиденции, ставшей мемориалом ливийского народа, полковник заявил: «Новая Джамахирия начинается уже завтра». Что имел ввиду лидер Джамахирии сейчас сказать уже невозможно. Ясно лишь одно. Несмотря ни на какие сбои и проблемы в системе реального ливийского социализма, круг друзей и истинных патриотов ливийской Джамахирии и ее Лидера ширился по всему миру.

Все, кто бы ни побывал в Ливии – от российских марксистов с самых отдаленных уголков нашей страны, до «патриотов» «Завтра» и буржуа Жириновского – все в один голос утверждали то, о чем лидер ЛДПР в свойственной ему манере выдал в прямом эфире российского государственного телеканала «Россия-24»: «Каддафи дал своему народу то, что не было ни в одной другой стране никогда в истории. Ни один народ никогда такого не получал ни от одного правителя! Это была не страна, это сказка, это «Тысяча и одна ночь»!»

Однако оставим эмоции позади. Не эмоциональные заявления, а подлинно героическая борьба ливийского народа с крестовым походом западных агрессоров – стала главным доказательством поразительного запаса прочности джамахирийского режима правления. На протяжении практически 9 месяцев (с начала военной агрессии в феврале и вплоть до октября 2011 г., когда фашиствующим мятежникам удалось в основном получить контроль над территорией растерзанной Джамахирии), продолжалась беспримерная по мужеству борьба крошечной Ливии с колонизаторами. Девять месяцев (!) крошечное государство победившего социализма мужественно отражало агрессию мощнейшего военного блока. Все это время граждане Ливии – «дети Муаммара», как они сами себя называли, – фанатично отстаивали высшие завоевания прогресса и подлинной социальной справедливости, осуществленные на ливийской земле 40-летней Джамахирийской революцией. Эта мужественная и отчаянная борьба – есть величайший вклад ливийской Джамахирии в интернациональное дело свержения мирового капитала. А для истории – это безусловная победа ливийского народа над ордами поработителей.

Чужой среди своих?

Признаться честно, не в пример буржуа Жириновскому, российские левые зачастую смотрели на опыт ливийской Джамахирии через губу. Оно и понятно. Сервильным парламентским «социалистам» («Эсеры» Миронова) предпочтительнее рассуждать о «социализме ХХI века», впрочем, так и не дав ему хоть сколько-нибудь вразумительного определения. В лучшем случае, мы услышим знакомую песню про «социальное государство» шведского образца и «скандинавский социализм» в целом. Не менее сервильным парламентским «коммунистам» КПРФ ближе «могучий красный Китай, успешно взявший на вооружение рыночные механизмы».

И с теми и с другими – все ясно. Священная корова частной собственности – в обеих системах не только остается не тронутой, но и в случае с Китаем уверенно побеждает. Куда там Швеция с ее «окультуренным» (кстати, под давлением советского социализма) капитализмом! «Могучий» постмаоистский Китай пошел дальше. Не демонтируя социалистических декораций и бережно сохранив гигантский портрет основателя КНР Мао над воротами площади Тяняньмэнь, партийные функционеры КПК взяли уверенный курс на построение «цивилизованного капитализма» под собственным руководством. За «державной» мощью КНР скрываются отныне нищие трущобы китайцев и грандиозная барахолка сувениров, разместившаяся на террасе сразу за выходом из Мавзолея основателя КНР. Об этом в своих путевых заметках блестяще написал представитель украинской группы «Че Гевара», левый журналист Андрей Манчук. (См.: Андрей Манчук, «Наследники Че Гевары». М., 2007 г.).

Таким «левым» фактор нерыночного, непарламентарного ливийского социализма не выгоден. Но и доморощенным «ортодоксам» Ливийская Джамахирия явно не по нутру. От «антимарксистких» положений «Третьей всемирной теории» Каддафи они шарахаются как черт от ладана. Еще бы! В этой теории (которая, впрочем, в тысячи ближе к революционному ленинизму, чем околополитическая и околомарксисткая трескотня наших «ортодоксов») категорически нет места «руководящей и направляющей». Наши «левые» Энгельса, разумеется, читают. Но чтобы так – одним махом отправить политические партии, парламенты и сопутствующую им мишуру в музей древностей к «прялке и бронзовому топору»?!

Изредка «ортодоксы» цитируют и Ленина. Правда, чаще – как святое писание, а потому мало вдумываются в гениальную ленинскую диалектику. Так, в знаменитой некогда работе «Детская болезнь «левизны» в коммунизме» В. И. Ленин, вождь пролетарской революции в России, выступает категорическим противником всякого «механического», «шаблонного» подхода в деле интернациональной борьбы народов за Соединенные штаты мира – всемирную советскую республику.

«Пока существуют национальные и государственные различия между народами и странами, – а эти различия будут держаться еще очень и очень долго даже после осуществления диктатуры пролетариата во всемирном масштабе, – отмечал В. И. Ленин, – единство интернациональной тактики коммунистического рабочего движения всех стран требует не устранения разнообразия, не уничтожения национальных различий (это – вздорная мечта для настоящего момента), а такого применения основных принципов коммунизма (советская власть и диктатура пролетариата), которое бы правильно видоизменяло эти принципы в частностях, правильно приспособляло, применяло их к национальным и национально-государственным различиям».

Как видим, вождь русской революции призывал как можно скрупулезнее, тщательнее «Исследовать, изучить, отыскать, угадать, схватить национально-особенное, национально-специфическое в конкретных подходах каждой страны к разрешению единой интернациональной задачи». Надо признать, что Лидер революции ливийской не только не отошел от Ленина (естественно, без всяких ссылок на него) в данном вопросе, но, напротив, самым тщательным образом приспособил ливийские национальные особенности к «разрешению единой интернациональной задачи». Более того. Ливийский социализм менее всего может быть назван «национальным». Сам посыл «Третьей всемирной теории» Каддафи говорит о глобальном характере джамахирийской модели правления, что также вполне соответствует ленинскому пониманию глобального (международного) характера Диктатуры пролетариата.

Конечно, далеко не все аспекты ливийской Джамахирии могут претендовать на универсальность. Опора на традиции исламской религиозной культуры (к слову сказать, вполне светской в случае Ливии времен Каддафи), опора на племенное деление общества и ряд других аспектов – свойственны исключительно условиям Ливии. Впрочем, они вполне могли быть преодолены дальнейшим развитием социалистической интеграции народов. В равной степени, могут и должны быть использованы применительно к интернациональной борьбе народов за мировую революцию лучшие аспекты практического претворения «Третьей всемирной теории» на почве ливийской Джамахирии, скрупулезно изложенные Каддафи в его знаменитой «Зеленой книге».

Одновременно с этим, сам опыт «Зеленой книги» – теоретического обоснования каддафистской «третьей всемирной теории», позволяет нам высветить те проклятые вопросы мирового коммунистического движения ХХ века, которые вновь и вновь будут возвращать нас к трагической гибели советской модели социализма.

Заря Всемирной Джамахирии

Почему «третья всемирная теория»? По своей сути Лидер ливийской революции предлагает альтернативу, как капиталистической колониальной глобализации, так и позднесоветскому социализму, вошедшему в явное противоречие с тем первоначальным значением, которое в основу этой системы вкладывал основатель первого на планете социалистического государства В. И. Ленин. Без этого важнейшего обстоятельства понять истоки теории Каддафи просто не представляется возможным.

Вчитаемся в «Зеленую кину». Система власти (по Каддафи – «орудие правления») в Джамахирии основана на объединении граждан в первичные народные комитеты, которые, в свою очередь, составляют основу вселивийского Народного Конгресса – высшего законодательного и исполнительного органа власти в государстве. Система ливийской Джамахирии основана на последовательном неприятии и решительном отказе от парламентарного способа правления. На деле – это ничто иное, как примененная в ливийских условиях (скажем прямо, без особых специфических нововведений) ленинская система Диктатуры пролетариата, основанная на всевластии «местных» Советов вплоть до всероссийского Съезда Советов.

По Ленину, «съезды Советов являются таким демократическим учреждением, которого еще не видывали самые лучшие из демократических республик буржуазного мира». Именно «через эти съезды… осуществляется руководящая роль пролетариата по отношению к крестьянству, осуществляется диктатура городского пролетариата». Согласно ленинскому пониманию пролетарской демократии, советская государственность означает беспощадный разрыв с парламентарной буржуазной республикой. Высшая степень советского демократизма – заложена в самой ее основе: выборы в Советы осуществляются исключительно по производственному (т. е. по месту работы) принципу, что существенно облегчает их функционирование. Депутаты не получают заработную плату за свою деятельность (участие в управлении государством становится повсеместным), избранные депутаты должны отчитаться перед избравшим его трудовым коллективом по первому требованию (прозрачность власти). Более того, избиратели имеют право отозвать своего депутата в любое время в случае невыполнения возложенных на него функций.

На ранних этапах ожесточенной классовой борьбы, вылившейся в России в Гражданскую войну, сопряженную с военной интервенцией, из пролетарской демократии исключались представители эксплуататорских классов. Имелось также ее одно важное обстоятельство, делавшее исторический этап пролетарской Диктатуры в нашей стране неизбежным. Историческое значение пролетариата – передового класса, свершившего социальную революцию в России (в то время преимущественно аграрной стране), оказалось «бесконечно более высоким, чем его (пролетариата) доля в населении». Организованному в Советы пролетариату даже после триумфальной победы в Гражданской войне предстояла долгая и мучительная организаторская работа, направленная на борьбу «против сил и традиций старого общества», против «силы привычки миллионов и десятков миллионов», не отступивших после исторического поражения низложенных Октябрем классов эксплуататоров. Именно поэтому на данном (и только!) историческом этапе особая роль в системе Советов, являющихся государственной формой пролетарской диктатуры, отводилась партии.

Не исключено, что предвидя возможные претензии «правительственной партии» на руководство всей системой Диктатуры пролетариата («Диктатура класса»), В. И. Ленин в своих теоретических трудах неоднократно возвращается к ее месту и назначению в период социалистического строительства. «Диктатуру осуществляет организованный в Советы пролетариат, которым (т. е. пролетариатом) руководит коммунистическая партия большевиков». «Без партии, железной и закаленной в борьбе, без партии, пользующейся доверием всего честного в данном классе, без партии, умеющей следить за настроением массы и влиять на него, вести успешно такую борьбу («против сил и традиций старого общества») невозможно».

И наконец, будто заглядывая вперед, вождь пролетарской революции в России исключает даже намек на превращение политической партии пролетариата в «руководящую и направляющую силу» всего общества. Напротив, по Ленину, партия призвана отмереть («затухнуть») вместе с государственными институтами по мере ликвидации всякого барьера между государственным аппаратом и народными массами, приобщенными к делу управления государством через систему Советов. Гибели достойно все, что существует! А пока стихия старого общества все еще не сломлена, пока передовой класс численно все еще не стал доминирующей силой общества в стране, только еще ступающей на путь индустриализации, партия осуществляет контролирующую функцию, самым пристальным образом «старается следить как можно внимательнее» за деятельностью Съездов Советов, через которые (и только через которые!) «осуществляется руководящая роль пролетариата», его Диктатура.

Заметим, что в Джамахирийском режиме правления партийная система, заклейменная Каддафи не иначе как демагогическая, объявляется преодоленной. Но и марксизм не предполагает наличие партийной системы на веки вечные! Выполнив свою историческую миссию революционного авангарда правящего класса, партия должна неизбежно отмереть вместе со всеми институтами государственности, уступив место царству разумной организации труда – «свободной ассоциации производителей». И тогда, специфические условия России 1917 г., потребовавшие контролирующей функции большевистской партии в системе пролетарской диктатуры, равно как и специфические условия революции ливийской, позволившей ей разом отправить в музей древностей все государственные атрибуты старой парламентарной системы, включая политические партии, – станут исторически пройденным этапом. Наступит эра подлинного народовластия в мировом масштабе, о котором в разное время и на разных континентах мечтали и всеми силами претворяли его в жизнь и основатель Советского государства Владимир Ильич Ульянов (Ленин), и революционный полковник Муаммар аль-Каддафи.

На чем споткнулись Советы?

«Советский Союз защищал идеологические догмы, в которые, как выяснилось теперь… руководители Кремля, не верили». Этот упрек, в адрес позднесоветского руководства отдает скорее горькой правдой, нежели горькой иронией. Именно поэтому, стремясь избежать возможного перерождения джамахирийской системы (а еще более – с учетом перерождения правящей в СССР партии), Лидер ливийской революции предпочел нанести удар по партийной системе прежде, чем она нанесет смертельный удар «Государству Масс».

На глазах миллионов людей величайший и ни имевший аналогов в мире советский эксперимент оказался предан собственным высшим политическим руководством. Правящая Коммунистическая партия, закрепившая свою «руководящую и направляющую роль» в системе «развитого социалистического общества» сама открыла шлюзы для контрреволюционного перехода к рынку и частной собственности, которые, как оказалось, уже давно вызрели в утробе партийной номенклатуры, погрязшей в постыдных привилегиях, спецполиклинниках, спецпайках, спецсанаториях и уже давно построившей «домашний коммунизм» в роскошных партийных квартирах… Не видеть это – означает и по сей день твердить про «конституционную роль» КПСС в системе советского общества, изъятие которой (ликвидация Статьи 6 Конституции СССР 1977), якобы, и привело к крушению системы. Полноте, господа! Не изъятие 6-й статьи, а как раз ее появление в Конституции государства рабочих и крестьян стало началом конца. То была знаковая победа нарождавшейся правящей партийной страты над величайшим завоеванием Октября – системой Советов.

Именно по этим причинам, вплоть до прихода Горбачева, впервые вернувшего в оборот такие термины как «самоуправление трудящихся», «всевластие Советов», а также провозгласившего «перестройку», как «второе дыхание Октября», «Зеленая Книга» Лидера ливийской революции находилась в СССР под негласным запретом. Слишком радикальными и даже «экстремистскими» казались идеи Каддафи, сложившего с себя все государственные посты. Аналогии могли возникнуть сами собой. Тем более что именно этот шаг так и не удалось сделать в свое время Сталину. Устроив обструкцию стремлению Сталина отказаться от высших партийных и государственных постов (навсегда разрешив тем самым проклятый вопрос о роли личности вождя в социалистическом строительстве), советская номенклатура обрекла его умереть на своем посту, породив гибельную традицию несменяемости и абсолютизации высшей политической власти в СССР.

Аналогичную модель негласно взяли на вооружение страны «народной демократии» – союзники СССР по Восточному социалистическому блоку. На почве системы «народных демократий» стали немедленно возникать клановые и нередко даже семенные режимы. Социалистической модели, еще недавно являвшейся примером гордости и подражания для освобождавшихся из-под колониального гнета народов, был нанесен существенный удар. Одновременно с этим, укрепление «национальной» бюрократии в странах восточного блока, все более обособляло их политические системы, делая практически невозможной их дальнейшую интеграцию в единую советскую Республику. Идея Всемирного СССР в официальных пропагандистских декларациях послесталинского советского руководства окончательно уступила идеи абсолютизации и самодостаточности «Союза нерушимого». Грозный и величественный гимн всемирного революционного движения «Интернационал», ставший отныне исключительно гимном партийным, звучал все менее убедительно и не более чем дань традиции, о которой дряхлевшее партийное руководство предпочитало не вспоминать. Идея мировой революции, все более, подвергаясь деформации, затухала.

После трагической гибели социалистического блока, а затем и СССР, полковник Каддафи остался, пожалуй, единственным мировым лидером не только не утратившим идею революционного братства народов, но и активно стремившимся на деле претворять ее в жизнь. В этом плане не случайно, что даже официальный титул, оставшийся у Каддафи после ухода со всех государственных постов и водворения в Ливии Джамахирии, звучал более чем характерно и определенно: «Братский вождь и руководитель революции». Очевидно, что именно лидер Джамахирии стремился разжечь факел мировой революции, отринутый некогда советским руководством, подменившим революционную идею всемирной солидарности принципом «геополитической» целесообразности и неоколониальноий состязательности с империей США. До Каддафи этот факел пытался разжечь Председатель Мао, пока идея «красного императора» тысячелетнего Китая окончательно не вытеснила в нем жертвенную миссию вождя всемирной революции.

Мученик БРАТСТВА

Конечно, силы крошечной Ливии и гигантского Советского государства, являвшегося, начиная с Октября 1917 г. руководящим штабом подготовки мировой революции, несопоставимы. Однако впервые после роспуска Коминтерна (1943), Ливийская Джамахирия стала, наверное, единственным государством, оказывавшим бескорыстную братскую помощь революционным и национально-освободительным, антиколониальным движениям вне зависимости от их национальной принадлежности.

Приведем данные из электронной энциклопедии «Wikipedia», раскрывающие размах той поистине революционной, интернациональной поддержки, которую осуществляла Джамахирия борющимся против колониализма и империализма народам:

«В 1980-х годах Каддафи организовал на территории Ливии тренировочные лагеря для повстанческих группировок со всей Западной Африки, включая туарегов. В 1981 году Сомали разорвала дипломатические отношения с Ливией, обвинив ливийского руководителя в поддержке Сомалийского демократического фронта спасения и Сомалийского национального движения. 1 сентября 1984 года Муаммар Каддафи объявил, что послал войска и оружие в Никарагуа на помощь сандинистскому правительству в борьбе с США. В марте 1986 года, когда Каддафи принимал Конгресс Мирового центра борьбы против империализма и сионизма, среди его гостей были представители Ирландской республиканской армии, баскской сепаратистской группировки ЭТА и лидер радикальной американской организации «Нация ислама» мусульманин-афроамериканец Луис Фаррахан. В 1980-е гг. Лидер ливийской революции активно снабжал оружием ИРА, считая её деятельность частью борьбы против «британского колониализма». Ливия оказывала помощь таким национально-освободительным и националистическим движениям как палестинские организации ООП, ФАТХ, НФОП и ДФОП, Фронт освобождения Мали, Объединённый патриотические фронт Египта, Фронт национального освобождения моро, Фронт освобождения Арабистана, Народный фронт освобождения Аравии, Африканский национальный конгресс, Народный фронт освобождения Бахрейна, СВАПО, ФРЕЛИМО, ЗАПУ-ЗАНУ. Ливию также подозревали в оказании поддержки Японской красной армии.

В эксклюзивном интервью The Washington Post, данном им в 2003 году, Каддафи пояснил: «Я поддерживал борьбу за национальное освобождение, а не террористические движения. Я поддерживал Манделу и Сэма Нуйому, который стал президентом Намибии. Я также поддерживал Организацию Освобождения Палестины. Сегодня этих людей принимают с почётом в Белом доме. А меня по-прежнему считают террористом. Я не ошибался, когда поддерживал Манделу и освободительные движения. Если в эти страны возвратится колониализм, я снова стану поддерживать движения за их освобождение».

Оговоримся при этом, что мы привели тот фрагмент статьи из «Wikipedia», который имел удобоваримые ссылки на конкретные источники, а не пустые и досужие слухи, которыми ныне в отношении Джамахирии и ее лидера полонится интернет.

Именно опубликованные выше данные дают однозначный ответ, почему главы «мирового правительства» всеми правдами и неправдами стремились расправиться с революционным полковником и созданным им государством, обвиняли его в терроризме и экстремизме, и теперь с завидным постоянством обнародуют все новые и новые «разоблачения» относительно интернациональной помощи со стороны Ливии мировому освободительному движению народов в разных регионах планеты.

После гибели СССР Каддафи продолжал оставаться подлинным интернационалистом. По всем ключевым международным проблемам лидер Джамахирии бескомпромиссно и решительно разоблачал тиранию «больших» государств. Нередко, он выступал уже как наставник и безусловный моральный авторитет, что не могло не вызывать бешеную злобу мировой тирании.

Именно Каддафи открыто и последовательно выступал не за одностороннее (выгодное для империи), а всеобщее ядерное разоружение во имя спасения цивилизации от гибели и подлинного мирного сосуществования народов и государств с различными общественными системами. Именно полковник выступал за последовательное демократическое решение палестино-израильского вопроса путём создания единого арабо-еврейского государства под названием «Изратина». Этот план был изложен Каддафи в одноименном труде, известным также под названием «Белая книга». Геополитической революцией грозило «мировому правительству» предложенное Каддафи грандиозное объединение африканских государств в Соединенные Штаты Африки. Причем, именно фактор Каддафи являлся решающим в вопросе подлинно исторической интеграции народов разрозненного африканского континента в единую семью. В августе 2008 г. на встрече более 200 глав африканских государств – королей, султанов, эмиров, шейхов и вождей племён – Каддафи был провозглашен «королём королей Африки», а в феврале 2009 – избран председателем Африканского союза.

Конечно, золоченая корона, символически водруженная народами Африки на голову Лидера ливийской революции, несколько не соотносится с совершенно верным титулом полковника «Братский вождь и руководитель революции». Однако за чисто внешними атрибутами неповторимого имиджа полковника нельзя не увидеть главного. Знаменитые одеяния Лидера ливийской Джамахирии – отражение национального колорита ливийского народа и демонстративное неприятие диктата «больших государств» по отношению к тем, кто избрал свой собственный путь и не желает от него отрекаться во имя иллюзорного приобщения к «глобальной» цивилизации хищников.

Вспомним один только официальный визит Каддафи в Италию, – страну, имевшую некогда колониальные владения в Ливии. На военном мундире полковника, сошедшего с трапа самолета, красовалась планка с характерной фотографией. На фото – плененный герой ливийского сопротивления Омар Мухтар, казненный итальянцами в 1911 г. Тогдашний премьер Италии миллиардер Берлускони не мог не заметить черно-белого фотоснимка на строгом мундире Каддафи. И подобных примеров не счесть. Говорить о заискиваниях Каддафи перед главами капиталистического мира достаточно проблематично. Тогда чем объяснить неожиданное «признание» Братского вождя Каддафи ведущими главами западного мира? Отказом от ядерной программы? Но пример Ирана или Северной Кореи – прямое тому опровержение.

Скорее всего, следует говорить о явлении совершенно иного порядка. Понимания влияние фактора Каддафи на международную политику, в бедуинский шатер полковника, как прежде в пекинскую резиденцию Мао, устремились именитые иностранцы, включая глав государств. Аудиенция с революционным полковником – автором «Третьей всемирной теории» и легендарной «Зеленой книги» – дань своеобразной моде, возникшей в условиях беспощадного системного и духовного кризиса капиталистического мира.

Именно в этом своем новом качестве 23 сентября 2009 года Лидер ливийской Джамахирии в последний раз выступил на заседании Генеральной ассамблеи Организации Объединенных Наций. Он знал, что в эти минуты на него были устремлены тысячи и сотни тысяч глаз подлинных друзей и последователей его «всемирной теории». Также он знал, что не менее внимательно его выступление «в логове зверя» слушали заклятые враги предрекаемой Каддафи Всемирной Джамахирии. Как на Голгофу взошел он на эту трибуну. А оттуда – в бессмертие.

Обличая дьявола

Выступление полковника явилось, пожалуй, одним из самых ярких за всю историю Организации Объединенных Наций. По мнению многих экспертов, подобного выступления с трибуны ООН ни до, ни после, ни один политик в мире не мог себе позволить. Вопреки установленному регламенту в 15 минут, выступление полковника Каддафи продолжалось более полутора часов.

В своем выступлении Братский вождь подверг уничижающей критике основы ООН. Саму структуру организации, при которой несколько «больших» наций под вывеской «Совбеза» навязывают остальным малым и большим народам свою волю, Каддафи назвал диктаторской. А сам Совет безопасности – «советом по терроризму». Он заявил, что вопреки Уставу ООН, игнорируя мнение и волю большинства стран-участниц этой организации, «большие страны провели 65 войн против малых» и «ООН ничего не сделала, чтобы предотвратить эти войны».

«У меня в руках устав ООН. В нем сказано, что ни одна страна не может напасть на другую страну. Но со времени второй мировой войны в мире произошло как минимум 65 военных конфликтов. Это войны унесли миллионы человеческих жизней. Поэтому сегодня этот устав – просто бумажка. Можно порвать ее и ничего не изменится» – бросил в зал полковник.

Каддафи потребовал расследовать убийство президента Ирака Саддама Хусейна и объявить миру, кто был подлинными палачами главы суверенного государства. «В народе поговаривают, – съязвил Каддафи, – что палачами в масках были президент США Буш младший и премьер Великобритании Тони Блэр».

В заключении, лидер Джамахирии потребовал пересмотреть базовые положения ООН, сделав ее более демократичной структурой, исключающей всякий диктат по отношению к малым нациям и народам со стороны «больших» держав «мирового правительства». Он предложил перенести штаб-квартиру ООН из Западного полушария в Восточное, «например, в Ливию». Уходя с трибуны, полковник Каддафи демонстративно надорвал Устав ООН – «не более чем бумажку» – и небрежно отбросил его в президиум Генассамблеи.

Такого хищники простить полковнику не могли. Комментируя расправу над Лидером Джамахирии, президент Боливарианской Венесуэлы Уго Чавес заявил: «Каддафи будут вспоминать как борца, а теперь еще и как мученика», это – «еще одно надругательство над жизнью, что тут еще скажешь». Однако Чавес убежден, что «и после убийства Каддафи ливийский народ не перестанет противиться мировому господству империи янки, и история сопротивления США в этой стране только начинается».

На пороге бури

Интервенция международных агрессоров на территорию Ливийской Джамахирии преследовала сразу две цели. Первую (и основную) – уничтожить фактор полковника Каддафи. Вторую (дополнительную) – по меткому выражению Фиделя Кастро, «сбить революционную волну, поднявшуюся в арабском мире». Однако, неожиданно для самой империи, даже после расправы над Муаммаром Каддафи, революционная волна захлестнула самих агрессоров. Граждане США оккупировали Уолл-Срит. Следом, вновь поднялся Египет. В Кувейте митингующие вторглись в парламент. В Праге над многотысячной манифестацией недовольных нищетой, порожденной неолиберальным курсом, реяли красные флаги с серпом и молотом. Под напором народных масс пал кабинет министров Папандреу в Греции, а следом на свалку истории отправился палач Ливии Берлускони…

В утробе самого капиталистического мира, не способного решить глобальных проблем цивилизации, уже зреет грозная сила, готовая взорвать его изнутри. Старый мир тирании потребительства обречен. На его горизонте вновь маячит всемирная коммунистическая революция. В смятение и трепет приводит она господствующие классы всех государств Земли. А на ее гордом красном знамени навсегда остались теперь капли крови великого Мученика Ливийской революции полковника Муаммара Каддафи – Братского вождя, безраздельно веровавшего в могучие силы народа собственного и пробуждавшего все народы Земли к освобождению от тирании и рабства. Над могилой Муаммара Каддафи с новой силой звучит великий призыв «Коммунистического Манифеста» ко всем трудящимся, ко всем неимущим, ко всем эксплуатируемым планеты:

ПРОЛЕТАРИИ ВСЕХ СТРАН, СОЕДИНЯЙТЕСЬ!

Станислав РУЗАНОВ.

Источник 

Уже 1 комментарий!
lose weight
26.10.2013 в 22:13
ad

НЕ ВЕЗДЕ

Вы должны войти на сайт для добавления комментариев.