увидишь…не везде услышишь…

1. Путин – победа Путина в первом туре была весьма ожидаемой и прогнозируемой. Ну не может Путин в выстроенной им самим под себя любимого системе проиграть кому-бы то ни было. Не может. С Путиным мы попрощаемся вместе с его системой и никак иначе.

Единственное, что слегка удивило, так это полученный результат в 63 с хвостиком процента.
Про вбросы и фальсификации говорить особо нет смысла, так как даже приводимые еще вчера ссылки на параллельный подсчет от КПРФ давали расклад в 58% за Путина, чего так же более чем достаточно для первого тура, так что даже если Путину накинули пару-тройку процентов, принципиально это ничего не меняет, поэтому весь шум вокруг выявленных каруселей или вбросов, на деле не стоит и выеденного яйца. Ну вот вбросили даже 5% (и это еще надо доказывать), окей, и что? Ну прибавьте эти 5% кому угодно, что это меняет в конечном итоге?
Интерес представляет другое – в конце декабря, начале января согласно данным ВЦИОМ рейтинг Путина составлял 42%, а он сам недвусмысленно намекал о возможности второго тура, что было вполне понятно связано с провалом «Единой России» на парламентских выборах. В итоге же, за примерно два месяца Путин нарастил рейтинг примерно на треть, что указывает на качественное применение определенных полит. технологий.

Отставка Суркова и победа куратора ОНФ Володина ознаменовали перемены в позиционировании власти. Вместо хитроумных комбинаций в стиле «обильных нулевых», была проведена эффективная мобилизационная кампания в стиле «Не дай бог-2″.

Последствия провальных выборов в Думу и проседания рейтинга Путина были преодолены путем нагнетаемой истерии связанной с:
а) Теми ужасами, которые могут постигнуть Россию без Путина.
б) Мифическими угрозами «оранжевой революции».

Так же, важным элементом кампании Путина было почти полное размежевание с «Единой Россией», от которой власти шарахались как от огня. Ее провал 4 декабря и неудача митинга «нашистов» на Манежной, показали, что как политическая сила, бывшая опорная база Путина сходит со сцены и ей на смену идет ОНФ, так что нет ничего удивительного в том, что в переписке Потупчик открыто говорилось, что до 2016 года «Единая Россия» не доживет. Это фактически живой труп, все живые элементы которого будут либо вобраны в ОНФ, либо же перетекут в системную либеральную партию Прохорова.

Сама кампания была очевидно начата 8-9 декабря 2011 года, но только после января она стала проявляться системно и последовательно в виде центрального элемента предвыборной стратегии Путина, что в итоге и привело с января по начала начала марта к росту рейтинга на 20%.

В результате, произошел такой же аномально высокий скачок рейтинга, как и у Ельцина в 1996 году, когда общество запугивали наступлением коммунизма и нового ГУЛАГа.
Ельцин пришел от 5% к победе во втором туре. Путин с скромным для него 42% получил уверенные 60+.(ну пусть даже 58 по данным КПРФ).
В этом плане, манипуляции с коллективными страхами показали свою нестареющую эффективность.

Если судить по результатам выборов в Думу, то этот резкий рост произошел прежде всего за счет прежде всего «Справедливой России» и отчасти ЛДПР, которые значительно потеряли по сравнению с выборами в Думу. КПРФ осталась примерно при своих, а вот «Справедливая Россия» просела почти на 10%. Так же показательно и фиаско Жириновского, который набрал на несколько процентов меньше собственной же партии имени Жириновского. Так что в этом плане кампания «Не дай бог-2″ ударила даже не по КПРФ, а по другим системно-«оппозиционным» партиям, мобилизовав их электорат в поддержку Путина. Это лишний раз показывает, что и ЛДПР, и СР являются лишь структурными элементами опоры Путина на легальном политическом поле.

Подстраховал Путина и Прохоров, который аккумулировал электорат «Яблока» и «против всех», а так же оторвав по кусочку у системных оппозиционеров.

Общество, вполне себе уцепилось за возможность поиграть в «продолженные нулевые» с давным-давно понятным Путиным, который был символом «нулевых» и для многих по прежнему остается символом той «стабильности», с иллюзиями о которой часть общества распрощалась в декабре 2011. Поэтому нет ничего удивительно в том, что Путин победил – инерционная модель развития предполагает консервативный подход к изменению курса по общему направлению «менять, ничего не меняя».
Само собой, когда предвыборная и митинговая пена сойдет и общество столкнется с реальными проблемами экономического и политического характера, иллюзия продолженной стабильности довольно быстро рассеется.

Разумеется, легитимность Путина вследствие непризнание итогов выборов частью общества и КПРФ будет подточена, но на данном этапе это не критично. В России просто отсутствует реальная политическая сила, которая может этим воспользоваться.
Разумеется, говорить о том, что Путин является президентом всех россиян при 33млн. голосовавших из 142млн. населения или из 110млн. избирателей с правом голоса не приходится. Ни в том, ни в другом случае речь не идет даже о трети.
Так что в итоге, это скорее не выбор большинства, а выбор деятельного меньшинства.

В ближайшие 1-2 месяца задачей Путина будет не забота о легитимности, а грамотный выпуск уличного протестного пара и сворачивание кампании «Не дай бог-2″. В среднесрочной перспективе, это проведение политической реформы, с последующими перевыборами в Думу, куда должна уже попасть новая партия Прохорова, а так же завершить ребрендинг «Единой России», что очевидным образом повысит легитимность режима. Должна произойти частичная реконфигурация системного политического поля, которое в старом своем виде времен Суркова, уже не справляется с обеспечением стабильности правящего режима.

В долгосрочной же перспективе, Путин разумеется столкнется уже не с мифической, а с реальной попыткой «цветного сценария 2.0″. Но собственно о том, каким я вижу будущее президентство Путину я напишу в отдельном материале.

2. Зюганов – в условиях прогнозируемости победы Путина в первом туре, результат Зюганов был призван показать, насколько системным был рост числа голосующих за КПРФ по сравнению с прошлыми выборами. В этом плане можно констатировать, что если КПРФ значительно выросла, то Зюганов остался на месте. В 2008 году, он набрал 17 с хвостиком и сейчас лишь повторил свой результат четырехгодичной давности, даже несколько уступив своей партии, которая по сравнению с 2007 годом увеличила свой результат практически в два раза. В общем и целом, Зюганов откатал обязательную программу главного системного оппозиционера страны уверенно опередив всех остальных, но выше головы не прыгнул, оставшись по сути на месте, что еще раз заставляет вернуться к теме обновления руководства КПРФ.
Результаты последних выборов еще раз наглядно показали – сама партия растет и развивается, а вот руководство стагнирует и как я уже не раз в течение прошедшего года говорил, дальнейшее развитие партии должно быть связано с новыми руководящими лицами.
Сама КПРФ в условиях весьма ограниченных ресурсов, как и в 1996 году не нашла ассиметричного ответа кампании «Не дай бог-2″, в результате чего противодействие оказывалось спорадическое и не очень эффективное. Это указывает на еще один давний недостаток партии – недостаточно современные подходы к пропаганде и медийному противодействию. Прогресс за последние годы есть и он очевиден, но чисто субъективно – КПРФ по прежнему серьезно отстает в плане работы с сетевыми медийными технологиями, возможно на годы.
В итоге, КПРФ сейчас стоит на пороге серьезных внутренних изменений. Успех на выборах в Думу и подтвержденный результатом Зюганова статус главных системных оппозиционеров оставляет партии прочный фундамент, на котором она будет так или иначе эволюционировать.

Непризнание итогов выборов, в этом плане являет собой игру с прицелом на будущее, а для самого Зюганова, для которого эти президентские выборы по всей видимости последние, это такой себе запоздалый ответ критикам попрекавшим его нерешительностью в 1996 году. Не то, чтобы этот жест что-то принципиально изменит – и с Зюгановым, и без Зюганова, определенная часть общества (не только уличные митинговальники) легитимность этих выборов не признает.

То что легитимность Путина будет подточенной, было ясно еще в декабре – провал «Единой России» на выборах в Думу был таков, что так или иначе, было ясно, что в условиях частично легитимной Думы, Путин так же заберет эту частичную легитимность в свое правление. Убедить все общество в обратном за 3 месяца было нереально и поэтому нынешние танцы вокруг легитимности, это скорее расстановка фигур для будущей партии, нежели сиюминутный политический акт.

Зюганов вполне логично пытается снять с этой ситуации политические очки, которыми в перспективе сможет воспользоваться партия.

В общем и целом, Зюганов в историю выборного театра войдет как «вечно второй». КПРФ же предстоит серьезная работа по омоложению руководства и осовремениванию структурных подходов к партийному строительству и пропаганде.

3. Прохоров – тут все весьма прозрачно, изначально кремлевский проект, Прохоров со второй попытки был таки катапультирован в большую политику. Провал с «Правым делом» и последующие события связанные с выборами в Думу показали, насколько была нужна режиму системная либеральная партия, которая аккумулировала бы протестное либеральное голосование и убранную графу «против всех». В этом плане Володин ошибок Суркова не повторил, и Прохорову обеспечили комфортные условия для внедрению его на поле системного либерализма, где он довольно легко потеснил Явлинского и всех героев прошлых лет.

Третье место на выборах, впереди Жириновского и Миронова это очевидный успех, при всей топорности избирательной кампании Прохорова, который на дебатах зачастую представал совсем уж неумным человеком. Для меня данный его успех не стал неожиданностью, пускай я и рассчитывал, что за прошедшие месяцы полит. технологи сделают его образ более внятным, но как видится, обошлись и без этого.

Как не трудно заметить, технологии манипуляции общественным сознанием сейчас таковы, что можно без труда сформировать электоральную базу даже для одиозного олигарха.
Сейчас он будет собирать под себя новую партию, которая вберет в себя электорат «Яблока», «Правого дела», различных стихийных либералов, часть будущих ушельцев из «Единой России», в результате чего к будущим перевыборам в Думу, Прохоров и его партия подойдут с потенциальным результатом в 7-9%, что позволит сбалансировать парламент, включив в него потенциальный протестный актив. В этом плане, я полагаю следующим парламент будет более правым. нежели нынешний и Прохоров будет основным мотором этого процесса.
4. Жириновский – что тут скажешь, популист Жириновский проиграл «куршавельскому олигарху». Было хорошо заметно, что Жириновский как плод старого политического расклада уже не то, чтобы очень сильно нужен – его конечно еще не выкидывают как старую рухлядь, но прежнего интереса уже не проявляют – проект Прохорова более интересен и перспективен, а старые герои прошлых лет, уже не обеспечивают политической системе такой желанной стабильности.

Ну и возраст Жириновского, как бы намекает на проблемы ЛДПР как типичной организации вождистского типа. Сама кампания велась Жириновским агрессивно и эмоционально, но в новых реалиях, когда основные предвыборные эмоции ушли в кампанию «Не дай бог», все его потуги с ослами и Пугачевой, производили лишь забавное впечатление и не более того. Осмелюсь предположить, что для Жириновского данные президентские выборы так же будут последними, как и для Зюганова.

5. Миронов – тут все просто, невысказанная печаль. В отличие от Зюганова, который лишь ненамного просел по сравнению с результатом своей партии, Миронов потерпел полное фиаско, которое он открыто признал, указав, что его избиратели утекли к Путину. Само собой, после этого, все разговоры о равновесности КПРФ и СР стихнут, да и отставание от «куршавельца» Прохорова почти в 2 раза, не лучшим образом говорил о «социалисте» Миронове.
Тут я бы тоже предположил, что для Миронова это последние выборы, а на следующих СР уже поведет Левичев или Дмитриева. Саму же СР ждут непростые времена, так как президентские выборы уже показали, насколько неустойчив ее электорат и при новой системе регистрации партии и выборов в Думу, она первый и главный кандидат на схлопывание электоральной базы.

В общем и целом:

1. Выборы закончились закономерно и предсказуемо.
2. Это были последние выборы, где основной фон для Путина составляли герои «нулевых», следующие выборы будут уже принципиально иными.
3. Это были последние президентские выборы, когда ТВ еще доминировало над интернетом и соц. сетями – к следующими выборам все будет совершенно иначе.
4. В обществе по прежнему преобладают инерционные настроения связанные с «продолженной стабильностью».
5. Никакой реальной угрозы «цветной революции» по целому ряду причин не существовало, в чем сомневающиеся смогут убедится уже в ближайшие дни.

Эпилог выборов в виде протестной активности и заявлений о нечестности выборов с Запада, продлится примерно до конца марта-начала апреля, после чего повседневная рутина подомнет эмоциональное возбуждение пост-выборной рефлексии. До следующего раза.

Реакция же либеральной общественности была предсказуема до нельзя.

Источник

Комментариев пока нет!

Вы должны войти на сайт для добавления комментариев.