увидишь…не везде услышишь…

  • The Wall Street Journal от 5 Мая предлагает доказательства, в дополнение к уже накопленной информации, что военная интервенция НАТО в Ливии в прошлом году была проведена как ответ на государственную экономическую политику Каддафи. По данным газеты, частные нефтяные компании были в ярости от про-ливийских нефтяных сделок, о которых вело переговоры правительство Каддафи, и надеялись, что смена режима в Ливии… облегчит некоторые из тех жестких условий, на которые они вынуждены были согласиться «в партнерских сделках» с Ливийской национальной нефтяной компанией.

В течение десятилетий европейские компании пользовались возможностью заключать сделки, которые предоставляли им половину высококачественной нефти, добываемой из ливийских месторождений. Некоторые крупные нефтяные компании надеялись, что стране появятся дополнительные возможности для инвестиций после того, как в 2004 году Вашингтоном были сняты санкции, и американские гиганты вернулись в североафриканскую страну.

Но в последующие годы режим Каддафи перезаключил сделки с компаниями, снизив их долю нефти из каждого месторождения с 50% до 12%.

Сразу после падения режима ряд иностранных нефтяных компаний выразили надежду на улучшение условий существующих сделок или заключение будущих контрактов на более привлекательных условиях.

«Мы рассматриваем Ливию как хорошую возможность для инвестиций при новом правительстве, — сказала в ноябрьском интервью Сара Акбар, исполнительный директор частной компании Kuwait Energy Co. — При Каддафи Ливия была вне зоны действия наших инвестиций из-за его “очень жестких условий”».

The Wall Street Journal уже ранее отмечала «слишком жесткие» (читай — про-Ливийские) условия, в которые поставило иностранные нефтяные компании правительство Каддафи. По жесткой новой системе, известной как EPSA-4, режим оценивал заявки компаний по тому, какая доля добычи будет принадлежать Ливии. Победители регулярно обещали более 90% своей добычи нефти NOC (Ливийской государственной национальной нефтяной корпорации).

Между тем, Ливия не допускала иностранцев к своим самым большим драгоценностям. Огромные береговые месторождения нефти, которые составляют основную часть всей добычи, оставались вотчиной ливийских государственных компаний. Даже с фирмами, которые уже годами работали в Ливии, обращались жестко.

Одним из пострадавших был итальянский энергетический гигант Eni SpA. В 2007 году он вынужден был заплатить 1 млрд долларов вступительного взноса, чтобы иметь возможность реализовать свои интересы в Ливии до 2042 года. Также его доля добычи снизилась с 35 и 50 процентов — в зависимости от месторождения — всего до 12 процентов. Нефтяные компании были также недовольны тем, что Ливийская государственная нефтяная компания «постановила, что иностранные компании обязаны ставить ливийцев на руководящие посты».

В ноябре 2007 года Государственного Департамента США в своей депеше предупредил, что те, «кто узурпировал ливийскую политическую и экономическую власть, проводят все более националистическую политику в энергетическом секторе», и что имеется «все больше доказательств ливийского национализма в сфере природных ресурсов».

В депеше Госдепа США процитирована речь 2006 года, в которой Каддафи сказал: «Нефтяные компании контролируются иностранцами, которые сделали на них миллионы. Теперь их место должны занять ливийцы, чтобы воспользоваться этими деньгами».

Правительство Каддафи обязало нефтяные компании дать своим местным филиалам ливийские названия. Более того, «в трудовое законодательство были внесены изменения, призванные “ливианизировать экономику”», то есть обратить её на пользу всех ливийцев.

Нью-Йорк Таймс суммировала западные возражения: «Полковник Каддафи, — говорится в американской газете от прошлого года, — оказался проблематичным партнером для международных нефтяных компаний, постоянно повышающим пошлины, налоги и предъявляющим иные требования».

По сути то, что частные нефтяные компании и правительство США возражали против про-ливийской экономической политики Каддафи, вовсе не доказывает, что военная интервенция НАТО ставила целью свергнуть правительство Каддафи. Но эти факты согласуются с набором доказательств, которые указывают в этом направлении.

Во-первых, можно абсолютно точно игнорировать заявления Запада о том, что он привел в движение свой военный альянс в гуманитарных целях. В то время, как гражданские беспорядки набирали обороты в Ливии, возглавляемый Саудовской Аравией альянс нефтяных монархий посылал танки и войска на подавление восстания в Бахрейне. Соединенные Штаты, Великобритания и Франция — лидеры интервенции в Ливию — не сделали ничего, чтобы остановить жестокие репрессии в Бахрейне. Примечательно, что в Бахрейне размещен Пятый Флот США. Не менее важно, что экономическая политика Бахрейна, в отличие от Ливии Каддафи — даёт зелёный коридор в первую очередь иностранным инвесторам.

Во-вторых, все без исключения страны, которые являются объектом западных действий по смене режима — Северная Корея, Сирия, Венесуэла, Куба, Зимбабве, Беларусь, Иран, — поставили экономические интересы определенной части своего населения, или всего его, выше интересов иностранных инвесторов и иностранных корпораций. Да, экономическая политика Китая, Индии и России тоже в какой-то степени является националистической, однако, эти страны не сталкиваются с таким же давлением по смене режима, так как они слишком велики для США и Альянса, чтобы победить без обременительных материальных расходов и большой крови. Запад нацелен на слабых.

И последнее, — западные правительства управляются крупными инвесторами и корпорациями. Корпоративное и финансовое управление государством происходит в нескольких формах: лоббирование, покупка политиков через финансирование политической кампании и обещание высокооплачиваемых должностей после ухода из политики; финансирование мозговых центров, определяющих государственную политику; помещение корпоративных директоров и корпоративных юристов на ключевые позиции в государстве. Ожидать, что внешняя политика формируется, исходя из гуманитарных соображений, а не коммерческих интересов нефтяных компаний, производителей вооружения, экспортеров, промышленных компаний, стремящихся заполучить зарубежные контракты по развитию и реконструкции инфраструктуры, это значит игнорировать то огромное влияние, которое оказывает большой бизнес и большой капитал на западные страны.

В некоторых частях мира порядок отличается. Там правительства организовали экономику так, чтобы она служила собственным гражданам, там рынки труда и природные ресурсы не работают исключительно на внешних инвесторов и иностранные корпорации.

За отказ продать благополучие собственных граждан иностранным финансовым гигантам и флагманам промышленности, эти страны должны поплатиться. Их лидеров обвиняют в грязной пропаганде, им угрожают преследованием международными уголовными трибуналами, финансируемыми и контролируемыми западными государствами, их экономику обкладывают экономическими блокадами и санкциями, в разрушительном эффекте от которых также лживо винят эти правительства, представляя это примером «бесхозяйственной» и «нерациональной» экономической политики; цель всего этого — довести население до нищеты, чтобы на него легче было оказывать давление, призывая восстать против своих правительств; созданы «пятые колонны», финансируемые Западом и подтачивающие режим изнутри, и поддерживается вездесущая угроза внешней военной интервенции, чтобы вынудить правительства отказаться от принципа первостепенности интересов собственных граждан.

Грехом Каддафи были не преступления против человечества, а действия в его интересах. Его репутация очернена, правительство свергнуто, страна оккупирована извне и дестабилизирована изнутри, его физически уничтожили, поскольку он имел мужество решиться на радикальные меры, поставить экономику на службу народу своей страны, а не народ своей страны и ее природные ресурсы на службу иностранным деловым интересам.

Стивен Гованс — канадский писатель и политический деятель, проживающий в Оттаве.

Источник и перевод

Комментариев пока нет!

Вы должны войти на сайт для добавления комментариев.